Сам себе Минотавр Равновесие в движении

«Клиент твой – враг твой». Эту максиму принято было повторять в советские времена, поучая молодых адвокатов. Сейчас так думать не модно (подход считается неконструктивным). Да и клиент, конечно, вовсе даже не враг, хотя опасность от него исходит вполне реальная…

Как правило, клиент приходит к адвокату, когда перед ним встала некая жизненная задача, описываемая в терминах юридической реальности. Вместе с адвокатом они намечают цель и предполагаемый путь ее достижения, каким-то образом обсуждают условия совместного времяпрепровождения в этом пути.

Начавшись, их «путешествие» будет очень напоминать проход по лабиринту. И у лабиринта этого есть следующие особенности:

  • Он вращается по мере того, как по нему движутся. Так что если на входе предполагалось, что для выхода потребуется всего пять шагов (этапов или итераций), то в процессе движения всё непременно изменится. И нельзя уже будет наверняка знать, сколько еще понадобится идти и где на самом деле окажется выход.

  • Кто-то другой идет по этому же лабиринту (обычно) в прямо противоположном направлении. И от шагов и решений этого другого скорость и направление вращения лабиринта тоже могут меняться.
  • Продвижение внутри лабиринта может влиять на состояние лабиринта, а может и не влиять. Но достижение какой-то точки при движении в определенном направлении обязательно что-то изменит, иногда очень существенно.
  • Достигнутые изменения практически не обратимы. И с течением времени они становятся все более «закостенелыми» и еще меньше поддаются «исправлению».

А еще по мере продвижения в лабиринте между клиентом и адвокатом возникнут отношения – обязательства, обещания, прогнозы. Будут заключены сделки, так либо иначе связанные с прохождением отрезков пути. Адвокат возьмет оплату (или будет ожидать, что получит ее) иногда за время, проведенное за решением клиентской задачи, иногда за итоговый или промежуточный результат. Причем каверзы лабиринта таковы, что по достижении результат может оказаться бесполезным, больше_не_актуальным, слишком_дорогим и вообще не_таким_как_предполагалось…

Есть, конечно, у лабиринта и другие характеристики (вероятно, их неисчислимое множество). Но, пожалуй, определяющая особенность его в том, что он КЛИЕНТСКИЙ.

Клиент должен сам идти по лабиринту в попытке достигнуть своей цели. При этом квест этот, надо признать, так себе развлечение, поэтому в одиночку по таким маршрутам не ходят (особенно когда речь идет о чем-то важном типа больших денег, имущества или свободы). А значит клиенту нужен проводник, он же адвокат.

Но сопровождать человека в экстремальном путешествии по определению крайне рискованно (об этом прекрасно знают, например, инструкторы по техническому дайвингу и альпинизму). Вот почему клиент будет имманентно излучать для адвоката опасность.

Прежде всего, это опасность психологическая, когда консультант начинает воспринимать клиентский лабиринт почти как свой собственный (в психотерапии такие вещи именуются «переносом»). Глубокая вовлеченность в клиентскую ситуацию может вызывать у адвоката чувство жалости, вины, сопричастности, порождать брезгливость, провоцировать желание разделить ответственность, смягчить удар или отвести его, пробуждать в нем искреннее участие, жертвенность, готовность подставить плечо. От всех этих чувств недалеко до агрессии из-за того, что клиент не ценит, не понимает, создает искусственные сложности, лжет, искажает ситуацию в свою пользу, воспринимает ее предвзято, в конце концов – не доверяет.

В свою очередь клиент может думать, что поймал адвоката на безразличии, жесткости, корысти, моральной нечистоплотности, уличил в эмоциональной глухоте, лени и слабости, непрофессионализме, и поэтому вправе обвинить в том, что он обманул ожидания, да и вообще обманул. Материальные притязания адвокатов тоже порой удивляют клиентов, кажутся им завышенными, не оправданными, не заслуженными и не адекватными. Особенно в изменившейся ситуации, а она, как правило, в начале пути и потом отличается разительно.

И вот тут таится вторая опасность (которая на самом деле всё еще первая): адвокат оказывается финансово зависим от клиента (его наличия либо отсутствия) и от исхода клиентских проектов. Отсюда и «перенос», и «давай бояться вместе». Но врач не должен умирать вместе со своим пациентом, иначе не сможет помочь ни этому пациенту, ни другому, ни себе самому.

И, конечно, глубокая вовлеченность в клиентскую ситуацию создает для адвоката уголовные риски и риски физической расправы. Но это и так очевидно.

Выходит, «спасать» клиента – это все равно что вызволять из капкана дикого зверя: дело нужное и благородное, но совершая поступок, заботиться надо в первую очередь о собственной безопасности (не только физической, но и юридической, финансовой, психологической, эмоциональной). Однако пенять тут не на что, так как риск пострадать от своего клиента относится к профессиональным рискам адвоката. Уйти же от этого можно, если воспринимать свою роль как функцию.

Делать то, что нужно и должно.
Не тешить себя амбициями победителя.
Не заботиться о статусе и репутации.
Не реализовываться за счет клиентских проектов.
Не беспокоиться о мнении клиента.
Не попадать в финансовую зависимость от клиентов и их проектов.
Находиться над ситуацией, иметь возможность отпустить ее или в любое время из нее выйти.
Служить лабиринту, если хотите. Но это достаточно трудно.

Комментарии

* — Отмеченные поля заполняются обязательно